ГЛАВНАЯ
АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ: АНОНСЫ
НАШИ КНИГИ

©
И.А.Смирнова, О.А.Яровой, 2001
ВАЛААМ: ПОД ФЛАГОМ ФИНЛЯНДИИ
 
 
 

1. «Страх»
2.«Порт-Артурское сидение»
3. «Олимпийские игры»
4. Вид на жительство
5. Смута
6. Раскол
7. "Нечто о валаамском сумасшествии"
8. Эмигранты
9. «У нас на острове крепость...»
10. Война

Валаам Valamo Valaam
   
 

ОТ АВТОРОВ
Эта небольшая книга – популярный очерк истории Валаама финляндского периода. Материал ее строго документирован. Основу источниковой базы составляют документы фонда Валаамского монастыря, находящегося в Национальном архиве Республики Карелия. В большинстве своем они были введены в научный оборот в ранее вышедшей книге: Яровой О.А., Смирнова И.А. Валаамский монастырь и православная церковь в Финляндии. 1880–1930-е гг. (Из истории финнизации православной конфессии). Петрозаводск, 1997.
Часть глав настоящего издания является популярным переложением текста монографии. В других главах повествуется о событиях, которые не были освещены в научном издании, но документируются, как правило, теми же архивными документами. Эта книга – о людях Старого Валаама.
Здесь представлены избранные места из текста, касающиеся связей русской общины Валаамского православного монастыря с финляндским лютеранским обществом.

Фоторепродукции Сторого Валаама,
1910-1930-е гг.,
взяты из базы данных
свободного пользования.


О
берега Валаама, цитадели русского православия в Великом княжестве Финляндском, разбивались волны двух морей - моря Карельского, как называли Ладожское озеро финны, и моря лютеранского, - таким казалось валаамским монахам инославное население страны.
Для живущих же на крайнем востоке Княжества карелов, потомков большого народа-племени, заселявшего в былые времена все финляндское побережье Ладоги, Валаамская обитель была хранительницей истинной веры, православной, унаследованной от предков, которую те сами приняли от новгородцев и москвитян в древние времена. Сообща русские и карелы защищали, хотя и безуспешно, свои земли от иноземных захватчиков, шведских королей.
Уже тогда православные иноки, искавшие на ладожских островах уединения ради жизни иной, разделяли с карельским народом его судьбу - в молитвенном единении со здешними земледельцами и рыбаками они просили Всевышнего о мирных летах, добром урожае и богатом улове.
А когда не помогли молитвы и запылали от шведских факельщиков избы и храмы, монахи, спасаясь, отправились в Россию, куда в долгое лихолетье семнадцатого века пролег и путь карелов, бежавших гнета шведской короны и лютеранских пасторов. Лишь небольшая часть православных удержалась за свою землю, прижалась к русской границе...
Сто лет спустя, когда Петр Великий побил шведов и Карельское Приладожье вновь досталось России, у берегов Валаама уже волновалось лютеранское море, - финны-переселенцы успели занять запустевшие карельские земли. "Переменна судьба Валаама!", скажет монастырский историк, - и вот на старом монастырском пепелище появилось новое поколение черноризцев.
Голодом, пожарами, лишениями было отмечено начало нового Валаама. Наезжали разбойники, разверзала свои бездны Ладога, не хотела выпускать из штормовых объятий монастырских смельчаков-мореходов. Не вдруг признали карелы в пришлых чернецах наследников валаамской "Честной и Великой Лавры", а, признав, проложили пути, ведущие к островам на работу и богомолье, как вновь разразилась война.
В
этой последней и победной войне русских со шведами Россия приросла землей Финляндии, а Финляндия - землей России: император Александр Первый взял себе титул финляндского Великого князя, а покоренной стране отдал Приладожскую Карелию с приходами и монастырями. - "Переменна судьба Валаама!"
Мог ли кто из валаамских старцев-ясновидцев, волей Александра ставших жителями чужой страны, знать, что немыслимое это отчуждение родины обернется монастырю во благо, и что смущенный Александр скоро ступит на валаамский берег скромным паломником и монаршими милостями щедро одарит обитель.
...Наследники императора поедут сюда на богомолье, а за ними потянутся русская знать, промышленники и купцы, повезут православной "святыне за границей" деньги и ценности.
...На века останутся в граните и мраморе монастырских памятников имена благотворителей-россиян, а рядом с ними - финляндских чиновников-покровителей.
...Произрастут под северным небом диковинные заморские растения, рассекутся скалы каналами и соединятся берега арочными мостами, зашумят машины монастырских заводов.
...Поднимутся ввысь белостенные храмы, скиты, гостиные дома, и тишину глубоких уютных бухт нарушат гудки монастырских пароходов.
...И придут годы, когда в российской стороне обрушатся церкви и разбредется монашество, а здесь все также будут цвести сирень и жасмин, но появится вновь невытравимое вековое предчувствие беды...

Валаам Valamo Valaam

 

- В российской стороне обрушатся церкви и разбредется монашество, а здесь все также будут цвести сирень и жасмин... -